Общество

Препаратная борьба: насколько в РФ доступны современные онколекарства

За четыре года они спасли более 900 жизней пациентов с раком груди, подсчитали ученые

Препаратная борьба: насколько в РФ доступны современные онколекарства

Доступность инновационных препаратов для пациенток с раком груди позволила сохранить минимум 900 жизней за четыре последних года. Всего же смертность от болезни за этот период снизилась на 7,4%, говорится в исследовании ученых РАНХиГС. Врачи и профильные НКО называют это существенной цифрой, но жалуются, что получение онкопрепаратов осложняется бюрократизацией, а также задержками в поставках. Насколько доступны в России современные препараты от рака груди и почему обеспеченность ими серьезно отличается в разных регионах — в материале «Известий».

Доступны ли в России современные лекарства

Сохранить 917 жизней пациентов с раком молочной железы (РМЖ) смогли в России с 2019 по 2022 год благодаря применению современных препаратов, говорится в исследовании ученых РАНХиГС. Число пациентов с РМЖ, которые получают инновационную терапию, постоянно растет — с 6,8 тыс. в 2018 году до 12,3 тыс. в 2022-м. Если эти темпы сохранятся, число спасенных жизней к концу 2024 года может увеличиться до 1660, прогнозируют ученые.

Свое исследование сотрудники лаборатории экономики здравоохранения Института прикладных экономических исследований РАНХиГС приурочили ко Всемирному дню борьбы с раком, который отмечается 4 февраля. Они оценивали доступность инновационных препаратов от рака груди, сравнивая данные о госзакупках, режимах и длительности применения препаратов.

Препаратная борьба: насколько в РФ доступны современные онколекарства

Справка «Известий»

На конец 2022 года в России на учете состояло 767,9 тыс. пациентов с раком молочной железы, из них от пяти лет и более — 490,6 тыс. (+3% c 2018 года). Впервые диагноз был установлен 68,3 тыс. людям, следует из данных российского «Канцер-регистра» — единого реестра онкологических больных в РФ.

Более широкое применение современных препаратов — одна из причин общего снижения смертности от рака груди на 7,4% — с 22,2 тыс. случаев в 2018 году до 20,5 тыс. в 2022 году.

«Каждый третий случай противоопухолевой лекарственной терапии проводился с применением таргетных препаратов», — сообщили «Известиям» в Минздраве.

Применение противоопухолевых лекарственных препаратов с 2019 по 2023 год увеличилось с 1,6 млн до 2,5 млн случаев, метод лучевой терапии, в том числе в сочетании с лекарственной, — с 140,8 тыс. до 171,9 тыс. случаев, указали в ведомстве. Растет и количество схем терапии: в условиях круглосуточного стационара — с 380 до 531 схемы, дневного стационара — с 423 до 761.

Увеличение выживаемости больных раком молочной железы и снижение смертности «Известиям» подтвердил замдиректора НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина Александр Петровский.

Препаратная борьба: насколько в РФ доступны современные онколекарства

— На сегодняшний день порядка 70% больных, у которых диагностирован рак молочной железы, полностью от этого заболевания выздоравливают, — рассказал он. — Если мы говорим про пациентов с начальными стадиями, то из них полностью излечивается до 90%.

Александр Петровский добавил, что говорить о полном излечении пациентов с метастатическим раком молочной железы нельзя, но у большинства из этих пациентов «очень хороший прогноз».

Разные регионы

Впрочем, медпомощь пациентам с онкологическими заболеваниями оказывается неоднородно в разных субъектах страны, указывают исследователи РАНХиГС.

«В разрезе регионов углубилась неравномерность доступа пациентов с злокачественными новообразованиями к лечению: стандартное отклонение показателя обеспеченности увеличилось с 1% в 2018 году до 19% в 2022 году», — говорится в документе.

Наиболее высокие значения показателя обеспеченности — в Москве и Ленинградской области, самые низкие — в Чечне, Мордовии и Камчатском крае.

Препаратная борьба: насколько в РФ доступны современные онколекарства

Эту тенденцию подтвердила руководитель службы помощи онкопациентам «Ясное утро» Ольга Гольдман.

— Это значительно затрудняет получение пациентами из глубинки необходимых лекарств, а переезд в другой регион во время лечения — часто неподъемная задача для пациента и его семьи как по логистике, так и по деньгам, — сказала эксперт.

Кроме того, в региональных центрах амбулаторной онкологической помощи ближе к концу года обычно заканчиваются квоты или препараты, рассказала соучредитель Общества помощи пациентам с раком молочной железы Мария Алемпиева. Также, по ее словам, врачи могут отказываться выдать пациентам направление в другое лечебное учреждение — то есть из регионального в федеральное.

— Известны случаи, когда врачи даже прикладывают усилия, чтобы не состоялась телемедицинская консультация со специалистом из федерального центра, говоря, что нет доступа в интернет, сломана программа и так далее, — рассказала она. — Такая позиция некоторых региональных врачей лишает пациентов законного права выбора на получение второго мнения и лишает возможности убедиться в правильности назначенного лечения.

Есть у пациентов сложности и с назначением лекарственных препаратов в медицинской организации по месту жительства пациента после рекомендации федеральных клиник, рассказала «Известиям» медицинский и социальный юрист, эксперт благотворительного фонда «Дальше» Анна Черняева.

Препаратная борьба: насколько в РФ доступны современные онколекарства

— Есть проблемы с бюрократизацией закупок и недостаточным финансированием медорганизаций, неэффективное распределение необходимых лекарств среди пациентов, — уверена она.

А председатель исполнительного комитета «Движения против рака» Светлана Бокова указала на достаточно «тернистый» путь для пациента по выписке и получению необходимых им современных препаратов.

— Сначала необходимо обратиться в федеральное медучреждение, получить решение консилиума о назначении того или иного препарата, затем нужно обратиться в региональный онкодиспансер, пройти врачебную комиссию, только после этого препарат становится доступен для пациента, — описала она. — Если же лекарство после всех этих действий не выдают, нужно идти в региональный минздрав и прокуратуру, отстаивать свои права, так как все обязаны выполнять регламент федерального Минздрава.

Есть ли лекарства

Все опрошенные «Известиями» онкологи назвали число сохраненных жизней значительным, подтвердив, что за исследуемый период доступ к инновационным лекарствам действительно вырос.

— Любая спасенная жизнь — это хорошо, — указал один из онкологов федерального медучреждения. — Почти тысяча человек — это существенный прогресс.

Препаратная борьба: насколько в РФ доступны современные онколекарства

С подсчетами аналитиков Президентской академии согласилась Ольга Гольдман.

— На мой взгляд, в РАНХиГС верно оценили ситуацию с доступностью препаратов и смертностью, — сказала она. — Но для достижения подобных результатов в будущем нужно разрешить проблемы, которые сейчас есть.

Так, Светлана Бокова, говоря о доступности препаратов, отметила, что далеко не все инновационные препараты для пациентов с раком груди входят в федеральный Перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов, включение в который существенно облегчает их доступность.

— К тому же в последние годы снизилась доля иностранных препаратов на нашем рынке, а к отечественным наши граждане относятся пока настороженно, — рассказала она. — Мы стараемся развеять этот стереотип, подробно рассказывая, как проходят клинические исследования отечественных препаратов. Также в регионах наблюдается кадровый голод, особенно в отдаленных регионах не хватает маммологов.

Онколог, основатель «Клиники доктора Ласкова» Михаил Ласков выделяет две основные проблемы, влияющие на доступность современных онкопрепаратов для российских пациентов.

— Первая заключается в том, что инновационные лекарства стали поступать с задержками, — сказал он.

Препаратная борьба: насколько в РФ доступны современные онколекарства

Вторая — долгая регистрация новых препаратов. Например, «Энхерту» от AstraZeneca — таргетный препарат для пациентов с РМЖ — в России регистрировался с задержками, и его до сих пор нельзя получить по ОМС, отметил Михаил Ласков. Еще один онкопрепарат — Trodelvy от Gilead — для терапии метастатического трижды негативного РМЖ, уже одобренный к применению в Европе и США, до сих пор не зарегистрирован в России, несмотря на обращения российских пациентов.

Михаил Ласков напомнил, что с российского рынка в 2022 году ушли международные фармацевтические компании, проводившие здесь клинические исследования своих препаратов.

— При этом некоторые из них вывели с нашего рынка свои ранее зарегистрированные в России препараты, — сказал он. — Взят курс на импортозамещение, следовательно, в госзакупках зарубежным компаниям со своими препаратами стало сложнее выиграть тендеры.

В последние пару лет появились перебои с поставкой и отгрузкой онкопрепаратов, при этом дефицита по стране нет, рассказал директор отдела клинических исследований ГК «Медскан», врач-онколог Игорь Утяшев. Впрочем, он признал, что периодически в регионах может возникать нехватка того или иного препарата.

— Но это не критично, так как в целом для большинства используемых препаратов можно попытаться подобрать аналоги, — сказал он.

Препаратная борьба: насколько в РФ доступны современные онколекарства

Также одна из основных проблем доступности современных онкопрепаратов, по словам Игоря Утяшева, — это долгий период между глобальной регистрацией препарата и его появлением в клинических рекомендациях Минздрава. На это могут уходить годы.

Главный внештатный онколог Минздрава Андрей Каприн заявил «Известиям», что сегодня за счет применения современных препаратов удается сохранять не просто жизнь, но и ее качество. Он подчеркнул, что относительно 2022 года все препараты доступны: некоторые импортозамещены, некоторые продолжают поставляться иностранными компаниями.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите ответ *Достигнут лимит времени. Пожалуйста, введите CAPTCHA снова.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»
Для комфортной работы сайта, мы используем файлы cookie!
OK
Политика конфиденциальности