Общество

Призыв макаронной фабрики: почему активами «Макфы» заинтересовалась Генпрокуратура

И чего в итоге могут лишиться владельцы известного бренда

Призыв макаронной фабрики: почему активами «Макфы» заинтересовалась Генпрокуратура

Бенефициары популярного «макаронного» бренда «Макфа» Михаил Юревич и Вадим Белоусов рискуют лишиться не только бизнеса, но и в конечном счете всего имущества в России, считают опрошенные «Известиями» юристы. Причиной тому может стать иск Генпрокуратуры к фигурантам, а также к их родственникам и аффилированным с ними компаниям. По версии следствия, находясь у власти, бывший депутат Госдумы Белоусов и экс-губернатор Челябинской области Юревич получали доходы незаконным путем. Иными словами — совмещали госслужбу и бизнес, что в РФ является коррупционным нарушением. Поэтому надзорное ведомство считает, что активы крупнейшего в стране производителя макаронных изделий необходимо обратить в доход государства.

Макаронная империя

Иск о переводе акций холдинга в пользу государства Генпрокуратура подала в Центральный районный суд Челябинска 28 марта. Уже на следующий день приставы арестовали счета и активы родственников Белоусова и Юревича, на которых оформлен их бизнес, следует из постановления о наложении ареста. Общий размер активов еще устанавливается, однако, исходя из размеров «макаронной» империи, сумма обещает быть едва ли не самой масштабной за всю новейшую историю.

К ответу по иску, кроме Юревича и Белоусова, привлечены еще 34 юридических и десять физических лиц.

Помимо «Макфы», арестованы акции таких компаний, как «Долговское», «СМАК», «Первый хлебокомбинат», «Новая пятилетка», «Арком», Каланчакский и Мишкинский комбинаты хлебопродуктов. А также активы предприятий, не имеющих прямого отношения к «хлебному» бизнесу, — например, «Челябинскоблгаза», принадлежащие родственнице Юревича и зятю Белоусова. По мнению надзорного ведомства, все эти компании аффилированы с «Макфой».

Призыв макаронной фабрики: почему активами «Макфы» заинтересовалась Генпрокуратура

Под прицелом оказались и активы родни и близких бизнесменов — отца, матери и сына Юревича, отца, дочери и зятя Белоусова, а также директора «Эмитент-консалтинга» Марины Савранской, экс-главы «Арком» Натальи Петрашевой и акционера «СМАК» Владилена Фуфарова.

Как следует из иска, поводом для него стали нарушения антикоррупционного законодательства Белоусовым и Юревичем в период, когда оба ключевых ответчика занимали посты в исполнительной и законодательной власти. Михаил Юревич был депутатом Госдумы с 2000 по 2005 год, занимал пост зампредседателя комитета по энергетике, транспорту и связи, затем входил в комитет по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству.

С 2005 по 2010 год он был мэром Челябинска, а затем стал губернатором Челябинской области и руководил регионом до 2014 года. Белоусов был депутатом с 2011 по 2023 год от партии «Справедливая Россия», входил в комитет по аграрным вопросам.

Призыв макаронной фабрики: почему активами «Макфы» заинтересовалась Генпрокуратура

В эти годы они не могли заниматься бизнесом, однако проверка показала, что оба параллельно владели группой коммерческих компаний через родственников и доверенных лиц, а также «пользовались иностранными инструментами», следует из иска. В результате этого оба фигуранта «достигли неправомерного обогащения себя и подконтрольных лиц».

Что вменяют Юревичу и Белоусову

Михаил Юревич был бенефициаром бывших государственных предприятий — Челябинской макаронной фабрики, Сосновского комбината хлебопродуктов и Челябинского хлебокомбината № 1. На их основе были образованы компании «Макфа» и «Первый хлебокомбинат», ставшие крупнейшими предприятиями Уральского региона.

Нынешние активы «Макфы» прокуратура оценивает в 22 млрд, «Первого хлебокомбината» — в 3,7 млрд. Ежегодная выручка обоих предприятий превышает 31 млрд рублей.

«Макфа» и сейчас входит в топ-5 мировых производителей макаронных изделий и включена в перечень системообразующих агропромышленных предприятий России. Холдинг объединяет 26 компаний, зарегистрированных на территории Москвы, Курганской, Московской, Свердловской, Херсонской и Челябинской областей. Их совокупная стоимость составляет 46 млрд, ежегодная выручка превышает 41 млрд, а валовая прибыль — 13,6 млрд.

Призыв макаронной фабрики: почему активами «Макфы» заинтересовалась Генпрокуратура

Вадим Белоусов

Благодаря административному ресурсу Юревич предоставлял своим компаниям зеленый свет во всех их делах: выделял субсидии, льготные кредиты на сотни миллионов рублей, земли под строительство коммерческих объектов, говорится в иске ГП. Это привело к монополизации рынка государственных и муниципальных закупок, указано в документе.

В марте 2017 года в отношении Юревича было возбуждено уголовное дело о взятке, сообщали в СК. Вадима Белоусова тоже судили за получение взятки, причем крупнейшей в истории России — в 3,4 млрд рублей. Экс-парламентарий был заочно осужден на десять лет колонии. В декабре 2023 года Верховный суд отменил этот приговор и направил на пересмотр. Свою вину депутат не признавал.

Призыв макаронной фабрики: почему активами «Макфы» заинтересовалась Генпрокуратура

Михаил Юревич

Оба фигуранта скрылись за границей и были объявлены в розыск, а Юревич, по данным ГП, приобрел гражданство Кипра. Но и сейчас они продолжают контролировать бизнес в России через кипрские офшорные компании (тоже выступают ответчиками по иску) и ежегодно выводят за границу 2 млрд рублей — в Кипр и Великобританию, следует из иска.

Властные полномочия позволили Юревичу создать целый холдинг, включающий агропромышленные, торгово-развлекательные, гостиничные, автотранспортные и медиаактивы. Генпрокуратура оценивает эти активы как коррупционные, а про их владельцев говорит, что они «были вовлечены в криминальную схему». «Ответчики задействовали различные площадки для обналичивания незаконных доходов, организовывали каналы их легализации и для этих целей налаживали связи с коррумпированными чиновниками контрольно-надзорных органов», говорится в иске.

О чем говорит защита и где сейчас ответчики

Защитник Михаила Юревича Игорь Трунов уже написал письмо президенту РФ Владимиру Путину (есть у «Известий»). В нем он просит «оказать содействие в защите от неправомерных действий органов прокуратуры в отношении добросовестных участников рынка». По словам адвоката, «норма возможного обращения имущества чиновника в доход государства начала действовать только с 2013 года».

— В этот период ни Юревич, ни Белоусов не владели ни одним из перечисленных в иске ведомства предприятий ни в какой форме, а законодательство для целей изъятия ограничивает имущество только тем, на которое имеется право собственности. А у Юревича никаких акций или долей в имуществе, указанном в иске, нет, — утверждает адвокат.

Призыв макаронной фабрики: почему активами «Макфы» заинтересовалась Генпрокуратура

Юрист считает, что нельзя изымать имущество, на которое у фигуранта «имеется интерес и тем более которое приобретено косвенно». Также Игорь Трунов подчеркивает, что «с 2016 года Юревич не является чиновником и не живет в России».

В пресс-службе компании «Известиям» сообщили, что «Макфа» не комментирует и не планирует давать комментарии по данной теме». Воздержались от комментариев и в Руспродсоюзе, членом которого является предприятие.

Почему акции компаний передают государству

Перевод акций в доход государства — наказание за какое-либо нарушение, в данном случае — коррупционное, рассказал «Известиям» руководитель практики арбитражных споров МКА «Князев и партнеры» Юрий Умрихин. По его словам, в последние годы Генпрокуратура уже обращалась с исками к нескольким компаниям, чьи активы имеют стратегическое значение для государства.

— Обычно такие требования соединены с состоявшимся приговором по уголовному делу или текущим уголовным делом в отношении бенефициара изымаемых активов, — пояснила старший юрист ProLegals Ольга Жукова. — Так, иск к «Макфе» сопряжен с уголовным делом Михаила Юревича, который обвиняется в получении взятки.

Призыв макаронной фабрики: почему активами «Макфы» заинтересовалась Генпрокуратура

Ведение госслужащим предпринимательской деятельности наряду с действием в условиях конфликта интересов и непредоставлением сведений о доходах является коррупционным правонарушением, за которое установлены различные виды ответственности, вплоть до уголовной, добавил Юрий Умрихин. А широкий круг ответчиков по делу Юревича и Белоусова объясняется размером их бизнеса. Сейчас крупные компании не ведут деятельность через одно юридическое лицо, создается несколько фирм, бизнес «дробится» с целью оптимизации налогообложения, пояснил адвокат.

— Все такие юридические лица являются аффилированными, ведение предпринимательской деятельности госслужащим, в том числе и через аффилированных лиц, образует состав коррупционного правонарушения, — пояснил адвокат.

По мнению опрошенных «Известиями» адвокатов, шансов у ответчиков немного: не исключено, что они могут предоставить, например, бухгалтерские документы или ходатайствовать о назначении судебной экспертизы, чтобы доказать, что реальная стоимость имущества меньше.

Призыв макаронной фабрики: почему активами «Макфы» заинтересовалась Генпрокуратура

После возможного изъятия активы «Макфы» могут передать во временное управление Росимуществу. Возможна также их частичная или полная реализация частным инвесторам, для этого тоже нет никаких препятствий, полагают юристы.

Акции уже арестованы и иск предъявлен, но если команда, которая осуществляет временное управление, профессиональная — производство не пострадает, считает экс-замминистра сельского хозяйства и продовольствия РФ Леонид Холод. При этом эксперт также полагает, что в будущем активы, скорее всего, будут проданы, так как речь идет о пищевом производстве, а не оборонном предприятии

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите ответ *Достигнут лимит времени. Пожалуйста, введите CAPTCHA снова.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»
Для комфортной работы сайта, мы используем файлы cookie!
Хорошо
Политика конфиденциальности